Среда, 23.01.2019, 18:22Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 23

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

ОСТАЮТСЯ ЖИТЕЛИ БЫВШИХ ЛЕСПРОМХОЗОВСКИХ ПОСЕЛКОВ, ДАВНО ИСЧЕЗНУВШИХ С ГЕОГРАФИЧЕСКИХ КАРТ СТРАНЫ
Когда-то поселок Шерляга Троицко-Печорского района держался исключительно на лесе. По подушевым спискам жило в нем в советское время около 400 человек. Одни валили лес, другие его сплавляли. Две организации, создавшие некогда поселок, так и назывались - Шерляга-лес и Шерляга-сплав, и как бы отдельно друг от друга существовали два поселка, хотя по административному делению числился один, но разделенный на две половины. В каждой свой садик, клуб, магазин, столовая, контора. Только школа одна на всех. 
Этот таежный край, растянувшийся по реке Печоре от Архангельской области до Тюмени и южнее до самых Уральских гор, когда-то был местом ссылок и лагерей. Затем заключенных сменили люди, приехавшие по вербовке и оргнабору. За ними потянулись те, кто хотел заработать: денег на машину или кооперативную квартиру, северный стаж, северную пенсию. И жили они по временной схеме - в домах барачного типа без газа, воды и санузлов, не как болгары, которые валили лес по соседству, но жили, хоть и временно, в благоустроенных поселениях. И когда после распада СССР болгары уехали, местные жители вперегонки кинулись занимать оставленные ими благоустроенные квартиры. Это был хотя и первый, но уже смертельный удар по Шерляге и другим подобным поселкам, которые в одночасье покинули 30-40-летние - самая молодая, работоспособная и перспективная часть жителей. Троицко-Печорский район, насчитывавший в начале 90-х годов около 30 тысяч жителей, потерял в ту пору почти 13 тысяч человек. 
Шерляга, как утопающий за соломинку, еще держался за школу. Ее директор Анастасия Юшина в отсутствии реальной власти взяла на себя ответственность за поселок и его жителей. Школа была практически новая. Жители гордились тем, что поставили ее с фундамента до крыши за одно короткое северное лето. Когда в бывшие болгарские поселки уехали самые крепкие семьи, в ней оставалось несколько десятков учеников, и она непременно была бы закрыта, если бы в Шерлягу не перевели детский дом. Школа и детдом и были основным местом работы для большинства оставшихся в поселке жителей. 
Весной 2002 года родителям и учителям сказали, что школу будут закрывать. Кто начал спешно строить жилье в райцентре. Кто бросился покупать квартиры в Троицке или Мылве - центре сельского поселения. Кто писал письма в редакцию местной газеты и главе района, призывая не закрывать школу. Но вот пришло лето, приближалась осень, а начальство молчало, и жители опять успокоились. Своими силами сделали ремонт в школе, все выкрасили, выбелили, разбили цветники. 1 сентября ученики пошли в школу…. 
А в начале сентября к причалу поселка Шерляга пришвартовалась баржа. На нее погрузили и увезли на другой берег в поселок Нижняя Омра детдомовцев вместе с их нехитрым скарбом и… учителями. Своих детей жители Шерляги в авральном порядке принялись пристраивать в райцентр - кого к бабушке, кого к родственникам или знакомым, многие сами уезжали с детьми, снимая квартиры или покупая то, что еще можно было купить. Следом закрылся оставшийся к тому времени единственный в поселке клуб. Библиотеки, детские садики исчезли еще раньше. Навсегда потушила свои печи пекарня. Вместе с учителями уехала фельдшерица, оставив сиротой медпункт. И некогда развитой, многолюдный и многоулочный поселок превратился в два хутора. Он исчез не только с карты района, но и из избирательных списков.
… Но в, казалось бы, уже умершем поселке еще теплится жизнь. Как и в других подобных поселках, по документам давно закрытых, но, тем не менее, существующих. Они признаны неперспективными и определены быть отправлены в небытие: люди должны быть вывезены, а площадь сравнена с землей. Бульдозерами. Как когда-то старая школа в Шерляге.
- Таких поселков, еще хуже Шерляги, у нас много, - рассказывает глава района Виталий Широтов. - Первым мы оформили и отправили в министерство экономического развития документы на поселок Речной. Там всего-то прописаны 7 человек, и нет ни дорог, ни электричества. И под этих людей получили живые деньги. Но не освоили. Жилье-то нашли. Но у одного поселенца оказался еще советский паспорт, у второго в паспорте обнаружилась ошибка в фамилии. Проблема еще в том, что если мы этих людей с утра не выловили, после обеда они уже пьяные. Пытались вытаскивать по одному, уговаривать: купите квартиры, а потом, если надо, их продадите. Даже этого не хотят.
Вторая проблема - в статусе райцентра. По проекту «Доступное жилье» власти хотели в Троицко-Печорске построить хорошие квартиры для людей из таких вот лесных хуторов. Но в свое время какая-то умная голова сделала его городским поселком, и он в эту программу не попал. А уходить на периферию смысла нет, большинство переселенцев - старики.
…Наталья с молдавской фамилией Матей - центральная фигура в Шерляге, единственная, кто получает государственное жалованье: полставки почтальона и полставки социального работника.
- Жить страшно, но страшно за будущее. Сидим как-то с мужем, размышляем. «Давай, - говорю, - все бросим и уедем в Троицк. Мы ж еще не старые, хотелось бы и праздников, и общения». «Ну, выедем, - отвечает, - а в районе-то работы нет. Тут хоть по пол-оклада получаем, а там и этого не найдем. Тут я на мясе да на картошке своей проживу, а там? Жизнь-то не из праздников состоит». Пожилым еще страшней, они же все одинокие. Медпункт приезжает раз или два в месяц. Привезут таблеток, ампул, а уколы уж сами делаем. Правда, здесь нас ни грипп, ни ОРЗ не берут. Если где-нибудь в Троицке не подхватим или к нам кто вирус не привезет. Но если пурга заметет или распута на реке, ни нам никуда, ни к нам никто - хоть ложись и помирай.
Потрескивают дрова в печи. Шелестит ореховая скорлупа под руками Натальи Матей. Тепло, уютно, тихо. 
- Приезжало начальство из Сыктывкара, - делится новостями глава волости Василий Коротков.
- Что говорит насчет ЦБК? 
Целлюлозно-бумажный комбинат - это как сказка о светлом будущем, как коммунизм, в который мало кто верит, но который, однако, греет сердца северян. 
- Это же частные инвесторы, и все удовольствие стоит где-то 9 миллиардов долларов. Но все равно они сюда придут - не сегодня, так завтра, - поддерживает эту надежду Коротков. - Больше такой комбинат воткнуть некуда. Потому что лес остался только здесь. У нас река, а им надо воды 59 тысяч кубов в сутки, да сброс 37 тысяч кубов.
- Все, испоганят речку.
- Нужна железная дорога, и она есть. Свет сами будут производить и даже продавать. Единственное, чего не хватает, так это квалифицированной рабочей силы. А надо будет сразу 7 тысяч работников. Четвертая часть средств пойдет на соцкультбыт - ДК, садики…
- Ну, это еще вилами на воде писано, - возражает Наталья. - Пятый год уже молотим, молотим: кто «за», кто «против»? Нам он и в радость, и не в радость, этот комбинат. Да, рабочие места появятся, но с другой-то стороны, всю природу испоганят.
- У нас в районе самое большее 2 миллиона кубов леса рубили при советской-то власти, - продолжает гнуть свою линию глава поселения. - А им нужно будет минимум 3 миллиона в год. Работы хватит для всех, не только для нашего района. Усть-Кулом, Сосногорск, Ухта - все сюда поедут. Но ты права, тишина-то твоя кончится. 
Такая вот история лесного поселка Шерляга и его жителей. Что делать с Шерлягой и другими такими же поселками, пока никто не знает…
Категория: Мои статьи | Добавил: Galvanoid (05.03.2014)
Просмотров: 173 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019 | Создать бесплатный сайт с uCoz